Сын учителя

Сын учителя     Поздно. Огни города горят давно. Михаил Гелеров смотрит, как светятся окна старого послевоенного барака. Ночь скрывает почерневшую от поджога стену. Очертания барака едва различимы в тусклом свете придорожных киосков.

     Октябрь – месяц, когда дни редко бывают тёплыми, а ночи и вовсе предательски холодны. Михаил «голосует». Редкие машины, спускаясь с моста, освещают его холодное, искривлённое злостью лицо и уносятся прочь. Гелеров злорадно усмехается. Лицо его посинело от ветра; рыжие волосы – очень густые, но коротко стриженные – растрепались. В голове зародилась мысль, и, чтоб хоть на минуту отвлечься от всепроникающего холода, он продолжил думать.

     Что, в сущности, мешает жить? Такая особенность характера, как излишняя привязанность к комфорту, рождает ряд нелепых оправданий: не получилось ввиду того, что… и так далее. В то время как истинный труженик умеет максимально приспособиться к условиям окружающей среды и извлечь из ситуации всё, что можно. Меж тем находишь иной аспект: правомерны ли способы достижения цели этим человеком? На ум приходит гоголевский Чичиков, ставший отъявленным мерзавцем, – тот самый подводный камень, дальше которого мысль многих боится идти. Зачем же мешать с грязью тружеников! Чичиков рос без должного примера – положительного и обязательного во всех случаях. Но такое случается не всегда. Ввиду этого моральные ценности не в силах закрепиться и подменяются опасными для общества догмами.

     Окна старого барака погасли, тусклые лампы в киосках тоже. Михаил устало переходил опустевшее городское шоссе, посреди которого стоял щит с названием района. За ним начиналась широкая разделительная полоса, состоящая из густо посаженных клёнов и очень старых вязов с корявыми ветвями. Здесь, среди крон, темно так, что едва удаётся разглядеть асфальт под ногами. Михаил хорошо знал эти места. Дойдя до перекрёстка, он остановился: ноги начали неметь от холода. Теперь оставалось только завидовать своему студенческому товарищу Грушину, который в эти часы сидел за бумагами в стенах полусырого кабинета в старом дореволюционном здании в центре города. Грушин предлагал остаться – Гелеров сослался на больного отца и уехал. Лишь теперь Михаил понял: бутерброд с колбасой, чашка чая и полночи на старом диване лучше, чем блуждания в темноте пустых городских улиц.

     Старый кинотеатр был уже рядом, осталось повернуть направо. Михаил шёл машинально, засыпая от усталости, но неожиданный гудок автомобиля вывел его из оцепенения. Это была новенькая тёмно-синяя «десятка», на капоте которой красовалась курносая синеглазая блондинка с тонкими бровями. Волосы россыпью падали на грудь робота с горящими белыми глазницами и злым оскалом, изображённого на заднем плане. Стёкла машины были тонированны, но продрогший студент узнал владелицу железного коня по портрету – это была подруга детства Любовь Бурмашова. Но что он мог сказать ей теперь, после долгой разлуки? Мысль о юношеской влюблённости удивила, вызвала в нём чувство, похожее на жалость к плачущему ребёнку, совершившему глупость.

     Гелеров и Бурмашова принадлежали к разряду людей, о которых говорят: вместе тошно, а врозь скучно. На первом курсе Михаил считался перспективным, подающим надежды студентом. Уже тогда он имел чёткие планы и со свойственной всем молодым людям лёгкостью переоценивал собственные силы. Любовь всегда считала его планы вздором, грошовыми рассуждениями, получая в ответ обвинения в легкомыслии и расточительности. Михаил посмотрел на рукав своей изношенной кожаной куртки и заключил, что Любовь оказалась права. Он вспомнил, что два года назад они расстались друзьями, когда она уезжала в Москву. Теперь стыдно предстать перед ней в таком положении…

     У входа в кинотеатр Михаилу показалось, что кто-то дотронулся до его плеча. Он обернулся, но никого не увидел. Заплатив за ночной сеанс, он прошёл в кинозал, положил холодную куртку на кресло, снял кроссовки. Долго разминал замёрзшие пальцы ног и, едва почувствовав прилив тепла, заснул.

     Ранним утром маршрутные такси вышли на линию, Михаил поехал к отцу. В кармане зазвонил «Simens А52». «Да, всё хорошо, еду».

     В руке оказался двойной тетрадный лист – письмо от Любови. Гелеров удивился. В строчках, написанных мелким аккуратным почерком, было что-то о Москве, о жизни в целом, несколько вакансий, телефоны и просьба встретиться в ближайшее время. Михаил посмотрел на бордовые облака, облитые утренней синевой. Прямо перед ним проплывал чётко очерченный силуэт церкви, вместе с утренней свежестью в окно проникал благовест. Михаил достал из-под рубашки нательный крест, крепко сжал его и вздохнул с облегчением.

 

Павел ПОТЛОВ,

г. Астрахань, ОСОШ № 9, 11 класс

 

Фото с сайта Tyumen.ru

Обязательно загляните сюда:

  • Тяжёлый бойТяжёлый бой     «Сергей, случилось несчастье. Бандеровцы всех убили, а дом твой сожгли».      Я посмотрел в окно. Шёл снег. […]
  • Военная история любвиВоенная история любви Не знаю, где я нежности училась. Быть может, на дороге фронтовой? Юлия Друнина        Этот год – 65-летие Великой Победы. Моя прабабушка […]
  • Право имеюПраво имеюЕсть дороги со светофорами, пешеходными переходами, указателями. На таких не заблудишься. Есть и другие дороги: никаких вспомогательных знаков, размытые, разбитые, непонятно куда ведущие. […]
  • Мать моя женщинаМать моя женщина«Мама, мама…» – думала десятилетняя Света, идя по темным улицам. После развода мама Светы Любовь пустилась во все тяжкие: частые посиделки с собутыльниками, прогулы на работе, хулиганство. […]
  • Веришь… Знаешь… Помнишь…Веришь… Знаешь… Помнишь…На холме недалеко от реки растет старое дерево. Никто не знает, сколько ему лет, кто и зачем посадил его. А вот оно помнит многое. Одни говорят, что, если загадать там желание, загаданное […]
  • Гордость ценою в боль миллионовГордость ценою в боль миллионовВойна… Мы, дети XXI века, знаем о ней из учебников и рассказов дедушек с бабушками. И гордимся, что в роду у нас есть те, кто не жалел своих жизней ради нашего с вами мирного, […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

5 комментариев

  1. Просто убил полный дидактизма третий абзац, но в целом написано неплохо. Местами даже очень хорошо. Финал удачен, хотя и спорен.

  2. вот я только не очень поняла, почему «сын учителя»? может автор разъяснит?=))

  3. К сожалению, автор не имеет возможности заходить на наш сайт. Спрошу при встрече ) Честно говоря, самой интересно, почему он решил сделать акцент на детали, которая даже не упоминается в тексте…

  4. наверное тут какой-то скрытый смысл)) было бы интересно узнать)

  5. Сын учителя представляется мне исключительно честным и положительным, во всех отношениях, человеком.

Добавить комментарий