Размышления о театральной эстетике

Размышления о театральной эстетике«Над пропастью во ржи» в театре «У Никитских ворот»

     Впечатления сложные и плохо описуемые. Не могу сказать, что мне не понравилось: я несколько раз ловила себя на мысли, что смотрю на сцену и не могу оторваться, потому что мне интересно то, что там происходит. При этом не могу и сказать, что мне понравилось, потому что были моменты, вызвавшие неприязнь. Проанализировав свои ощущения, я поняла, что причиной неприятия стали факторы, нарушавшие моё понимание театрального творчества и чувство прекрасного.

     Так как театр «У Никитских ворот» я посещаю довольно часто и просмотрела там уже несколько спектаклей, могу сказать, что он неплохой, постановки качественные, а игра актёров убедительна. Пожалуй, «Над пропастью во ржи» стал первым спектаклем, вызвавшим столь смешанные чувства.

     Первое, что вызвало отторжение, – ненатуральный голос главного героя, иногда переходящий в крик, хотя остальные персонажи были в своих ролях вполне органичны. Правда, под конец и Александр Чернявский (Холден Колфилд), как будто разыгравшись и почувствовав себя свободно и уверенно, не вызывал более негативных эмоций. (Одна из моих студенток скоро защищает диссертацию, в которой много внимания уделяет импровизационному самочувствию на сцене. Так вот, в данном случае моменты, где актёр, игравший Колфилда, был свободен и мог импровизировать, разительно отличались от моментов зажатости и заученности).

     Другим разочарованием, точнее даже эстетическим шоком, стало переодевание актёров на сцене и нахождение их в таком виде (в трусах, извините за подробности) в течение некоторого времени. Меня всегда учили, что на сцене ничего не должно быть просто так, любое действие должно быть оправданно, но в данном случае пребывание актёров-мужчин на сцене без одежды ничем, кроме женских сексуальных фантазий, я объяснить не могу (режиссёр спектакля – М.Ю. Кайдалова). Не знаю, как других, но меня нагота всегда смущает и вызывает скорее отторжение, нежели восхищение, даже если это тело принадлежит молодому симпатичному (не стану отрицать) парню.

     Вообще, на современной сцене слишком много наготы – не только телесной, но и душевной. Неопрятно всё это выглядит, неэстетично. Режиссёры, актёры, прочие люди искусства забывают, что театр – это прежде всего искусство, искусство переживания (в первую очередь) и искусство представления, если вспомнить Станиславского. А искусство, помимо всего прочего, должно нести красоту, а не быть отталкивающим. Стоит, кстати, отметить, что в том же спектакле Холден Колфилд встречается с проституткой (кто читал книгу, тот, наверное, вспомнит). Так вот, женщина с такой репутацией и соответствующим поведением вызвала меньшее неприятие, чем беготня полуголых мужчин. Может быть, потому, что появление проститутки было оправданным, а может, потому, что под чулками исполнительницы я разглядела колготки. Опытная актриса (Татьяна Кузнецова) знает секреты сценической наготы. Помню, когда мы учились в детской студии, наш педагог по актёрскому мастерству всегда требовала надевать колготки, мотивируя это тем, что голое тело на сцене смотрится плохо, неопрятно. Пришёл, видимо, момент убедиться в этом самой. В театре, да и в любом другом искусстве, не должно быть пошлости, иначе это уже не искусство.

     Пошлым на сцене кажется натурализм, в том числе и неумеренный выплеск эмоций, выраженный бросанием стульев, переворачиванием столов, а также сильным и часто немотивированным битьём рукой по столу и другим предметам сценической обстановки. Сразу вспоминается известное гоголевское «Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?». Да, стульями кидались, грохот создавали, но зачем? Конечно, в жизни бывает так, что и стулом запустить хочется, и тарелки вывернуть из шкафа, и тумбочку опрокинуть – и бывает часто. Но в этих случаях желание перевернуть мир вызвано душевным переворотом, захлёстывающими эмоциями и истерическим состоянием, тогда как актёры явно не испытывали подобного на сцене. Потому и фальшиво. Опять вспоминаю уроки актёрского мастерства в детской студии: наши педагоги всегда подчёркивали, что лучше недоиграть, что молчание или шёпот воздействуют порой сильнее, чем самый громкий крик. И в данном случае это справедливо. Работа на разрыв аорты часто имеет обратное воздействие: зрителю становится неудобно смотреть, хочется отвести глаза, не слышать и вообще испариться.

     С другой стороны, можно отметить, что драки в спектакле сделаны замечательно и захватывающе, а самое главное – я не увидела техники. Для меня так и осталось загадкой, где подзвучивали хлопком и как это актёры не расквасили себе носы, ведь для этого были все предпосылки. Выражаясь современным языком, большой респект постановщику драк.

     Странным показалось режиссёрское решение стыков эпизодов, когда люди в белых халатах меняли декорации. Герой лежит в больнице и вспоминает прошлое, потому такой ход оправдан, однако постоянное мелькание белых людей на сцене создаёт (по крайней мере, у меня) впечатление дома для слабоумных и, кроме того, разорванности, нецелостности действия. Хотя, возможно, это только моё восприятие.

     К сильным моментам спектакля я бы отнесла игру всех актёров, кроме, как уже отмечалось, Александра Чернявского (хотя и он к концу спектакля, повторюсь, стал весьма убедителен).

     Подводя итог, хочется с сожалением отметить, что обозначенные факты антиэстетизма и театральщины в негативном смысле имеют место во многих современных спектаклях, и «Над пропастью во ржи» в театре «У Никитских ворот», пожалуй, можно считать весьма пристойным в этом отношении и достойным внимания спектаклем.

 

Елена ШАДЕРМАН

 
 
Иллюстрация с сайта Rusteatr.blogspot.com

Обязательно загляните сюда:

  • Этот свободный Павел ОндринЭтот свободный Павел Ондрин     Покупаю в фойе драмтеатра программку. Нетерпеливо раскрываю и бегло просматриваю. Так-так… Где же? Неужели нет?.. Есть, есть! – «Павел […]
  • О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)Однажды в «прекрасную» весеннюю погоду, когда ледяной дождь бил в лицо прохожим, а тротуары постепенно на глазах у недовольной публики превращались в грязное месиво, меня […]
  • Кого хочет женщина? Антон Чехов «Без названия. Человеческие сцены»Кого хочет женщина? Антон Чехов «Без названия. Человеческие сцены»Ярославский театр драмы им. Федора Волкова на сцене Театра им. Маяковского Примерно месяц назад мы со студентами читали статью о спектакле «Без названия», поставленном Е. […]
  • Очень чеховский ТолстойОчень чеховский Толстой«Семейное счастие» в театре «Мастерская П. Фоменко» Совершенно неожиданно и совершенно бесплатно мне достался билет в театр. Настоящий театр. В […]
  • Песни под дождёмПесни под дождём     Выйдя во двор в весьма подавленном настроении, я поднял голову и вдруг с совершенной ясностью увидел: а ведь именно здесь, во дворе, можно сыграть следующий […]
  • Понедельник – день театральныйПонедельник – день театральный На этой неделе в Общедоступном театре «Периферия» прошел «Театральный понедельник», на котором режиссер и артисты общались со зрителем в новом формате. Нас ожидала читка двух пьес и их […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

1 комментарий

  1. Очень солидная и обстоятельная работа! Меня тоже напрягает пошлость на сцене. Думаю, полуголые мужчины — это не только результат женских сексуальных фантазий, но и желание эпатнуть публику. Неуместное в данном случае, наверное…

Добавить комментарий