Как «Русский Букер» опозорился

Как «Русский Букер» опозорился     «Как вы оцениваете итоги «Русского Букера»  – и книгу, получившую премию, и состояние российской прозы в целом?» (Михаил КРУГОВ)

     Решение жюри «Русского Букера», отдавшего премию 2010 года книге Елене Колядиной «Цветочный крест», никакого отношения к состоянию российской прозы не имеет. Проза – отдельно, а книга Колядиной – отдельно. Присуждение именно ей столь престижной литературной награды – казус, каких ещё не бывало в России. Причины, побудившие нынешнее жюри (его состав каждый год меняется) принять это странное решение, не понятны никому. Литературное сообщество на редкость дружно возмутилось и отвергло этот выбор как оскорбительный.

     А в чём, собственно, дело? Череповецкая журналистка написала порнографический роман из русской жизни XVII века. Написала плохо, безграмотно, пошло. Кто-то из критиков уже назвал это сочинение «срамным лубком», кто-то – «катастрофой» и «кошмаром». Лично мне самым подходящим кажется определение «тошнотворная фигня». Читать эту «фигню» физически невозможно: действительно испытываешь приступ тошноты и гадливости. Прискорбно.

     А русская литература, слава Богу, жива и здорова, пишутся и хорошие, умные книжки, есть что почитать. Но об этом мы поговорим отдельно.

 

Светлана ШИШКОВА-ШИПУНОВА,
журналист, писатель, литературный критик

 

     От редакции: вопросы для Светланы Евгеньевны, связанные с современным литературным процессом, вы можете присылать по адресу: anna.idiatulina@aspu.ru с пометкой «Для С.Е. Шишковой-Шипуновой».

Обязательно загляните сюда:

  • «Бродячие» сюжеты в литературе«Бродячие» сюжеты в литературе     «В истории литературы на сегодняшний день, как это принято считать, существует 31 сюжет с различными вариациями и переложениями на современную автору […]
  • «Сиквелы» и «приквелы»«Сиквелы» и «приквелы»«Многие классические произведения литературы имеют продолжения, написанные не их авторами. К примеру, «Унесенные ветром» – «Скарлетт» А. Рипли, «Люди Ретта Батлера» Д. Маккейга. Есть даже […]
  • Как добиться успеха в литературе?Как добиться успеха в литературе?     Многие сегодня хотят добиться успеха на литературном поприще. Но что для этого надо, помимо способностей? Как было в начале прошлого века? Все кому не лень […]
  • Правило 50 страниц: читать или не читать?Правило 50 страниц: читать или не читать?«Недавно услышала о «теории 50 страниц»: если книга не увлекла вас в течение 50 страниц, бросьте её и никогда к ней не возвращайтесь. Так ли это? Должна ли важная, нужная […]
  • Лёгкое чтиво или «литературные дебри»?Лёгкое чтиво или «литературные дебри»?     «Стоит ли лезть в «литературные дебри» и читать сложные, подчас невозможные для понимания произведения, если лёгкое чтиво захватывает […]
  • Литература мельчает?Литература мельчает?     «Литературная форма всё больше мельчает, художественная литература становится похожей на публицистику, подавляющее число людей интересуют малые жанры […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

4 комментария

  1. Я не читал этого произведения, но на основе предложенного материала выскажу пару мыслей…

    1. Примерно то же самое ощущение было у меня, когда я читал «историю одного города»… И как преподаватели ни бились, а ни в школе, ни в училище, ни в универе не смогли заставить меня ее дочитать до конца… :))

    2. Есть писательницы, которые мнят себя Богами. Хотя на самом деле, имея неплохой литературный язык, абсолютно не разбираются в жизни и красоте формулировки. Да, лексика хороша, но предложения холодные, безчувственные, и мерзкие. А стоит сказать что-то против этого, тебе начнут доказывать, что твое мировоззрение убого, и только она одна, Богиня пера, знает все тонкости, которых другие не понимают.

  2. >…на самом деле, имея неплохой литературный язык, абсолютно не разбираются в жизни и красоте формулировки. Да, лексика хороша, но предложения холодные, безчувственные, и мерзкие.

    Ах, Антон, если бы хоть лексика была хороша… Как человек, практически по долгу службы прочитавший эту «тошнотворную фигню», осмелюсь заявить, что Калядина в принципе не знает, чтО есть литературный язык. Про различные ляпы романа говорить и вовсе можно бесконечно, но об этом уже всё сказали до меня. Приведу отрывок отзыва Марины Арсеновой:

    «Сексуальную тематику романа и обилие нецензурных выражений автор – бывшая сотрудница журнала Cosmopolitan и феминистка – объяснила так: «Мне всегда хотелось написать о любви и сексе, но, к сожалению, в современном русском языке нет подходящих слов, кроме неприличных и медицинских терминов. И когда я увидела, что в допетровской Руси много нужных слов, никого не оскорбляющих, я начала писать это произведение. Однажды купила книгу о ведьмах. Там была историческая информация об осужденной колдунье Феодосии в городе Тотьма. Эта информация и стала толчком к написанию этого романа».

    «Много нужных слов для описания любви и секса» в «Цветочном кресте» превратились в много ненужных, потому что употребила часть из них Елена Колядина не по смыслу. «Скоктание», то есть щекотка, у нее оказывается половым актом, а «становая жила», то есть позвоночник, – мужским членом», – изумляется Сергей Ходнев из газеты КоммерсантЪ. Автор этой заметки, в свою очередь, озадачилась, когда обнаружила в тексте фразу «Все на время затихли, тыча вилками в миски да бренькая ложками в горшках». Елена Колядина, вероятно, уверена, что вилками на Руси пользовались испокон веков и даже раньше. А ели, кстати, этими вилками из мисок – «картофельные рогульки». Это притом, что картофель появился в России только в середине XVIII столетия. В «Цветочном кресте» употребляются слова в глагольной форме аориста, к примеру, «рекши»; есть разные «аз», «зело», «сиречь», «изыди»; встречаются совершенно невозможные сочетания вроде «сморгнул вежами». Это башнями, что ли, моргнул? За всю историю русского языка «к» и «ж» никогда не заменяли друг друга: «веками» и «вежами» – слова с разными смыслами. И наряду с этой всей старославянской стилистикой употребляются вполне современные термины. Жених Феодосьи Юда Ларионов объясняет устройство скважины фразами вроде «центральная часть ствола», а у отца солепромышленника Извары Строганова в словарном запасе – термин «монополия». Веселее всего получается у отца Логгина, который «зело любил дискуссии». Его высказывания – одно удовольствие: «Зрить атмосферные явления не есть грех», «Перспективное сокращение предметов на рисунке – сиречь лжа», «Сие – есть воспитательный момент».

    ——
    Но добила меня фраза самой Колядиной: «У меня 11 книг, но только одну я выдвинула на конкурс, потому что я чувствовала, что это тот самоцвет, который может пополнить шкатулку российской литературы».

  3. Для меня все как-то встало на свои места, когда я узнал, что «букероносица» — бывший корреспондент Cosmopolitan — обожает Даниэлу Стил и сериал «Секс в большом городе». Впрочем, кому поп, кому попадья… Но вот что толкнуло жюри премии присудить ей пальму первенства — воистину загадка.

Добавить комментарий