«Лето и дым» Т. Уильямса в 7-й аудитории ГИТИСа

«Лето и дым» Т. Уильямса в 7-й аудитории ГИТИСа«Лето и дым» Т. Уильямса в 7-й аудитории ГИТИСа
(Режиссёр-педагог – А.В. Ожогин)

     В прошлом месяце была на дипломном спектакле студентов-заочников IV курса ГИТИСа (художественный руководитель курса – М.В. Скандаров).

     Честно говоря, пошла просто потому, что хочется в театр, а времени и сил катастрофически не хватает. Решила воспользоваться моментом и осталась после занятий, тем более что спектакль проходил в 7-й аудитории главного здания – маленькой и неказистой. На мой взгляд, именно эта аудитория и стала заключительным аккордом, сформировавшим моё мнение о спектакле.

     Раз спектакль учебный, то его надо оценить. Выйдя из ГИТИСа, я подумала, что поставила бы спектаклю в целом «четвёрку». Хотя если оценивать отдельно каждого актёра, то тут разброс оценок был бы от 3 до 5 баллов (ну, как раз средний балл – 4).

     Итак, почему 4. В общем спектакль получился неплохой: игра актёров достойная, и постановка в условиях 7-й аудитории, видимо, не оставляет выбора режиссёру. Но вот в этом-то и загвоздка. Мне катастрофически не хватало сценической площадки. Причём не особо мешало даже отсутствие кулис, о чём я скажу ниже; отсутствие мало-мальских декораций не мешало вообще. Мешала ограниченность пространства. Создавалось ощущение, что актёры скованы рамками 7-й аудитории, им тесно, им негде развернуться.

     Возможно, это проблемы режиссуры; возможно, выйдя на сценическую площадку, актёры могли бы и потеряться. Я не знаю. Но мне её не хватало. Хотя, ещё раз повторюсь, даже в условиях 7-й аудитории смотреть спектакль было интересно.

     В программке значится «Лето и дым» (сцены)». Действительно, решение спектакля в формате сцен позволяет режиссёру не особенно заморачиваться насчёт сценографии. Поэтому скамейка посреди площадки, два стула да парта с установленным на ней телефонным аппаратом вполне могут при хорошей игре актёров создавать атмосферу парка, приёмной доктора Бьюкенена или дома мистера Уайнмиллера, а также ресторана. Однако ж ограниченность сценического пространства и теснота создавали ощущение школьного, учебного спектакля, а ведь это уже профессиональные актёры и спектакль – дипломный.

     Из-за отсутствия кулис не занятые в сценах актёры сидели на расставленных по бокам площадки скамейках. Вообще, открытый приём всегда интересен. И мне сразу пришло в голову сравнение с просмотренным год назад в РАМТе спектаклем «Под давлением 1–3», где все участники спектакля также ожидали своего выхода за пределами сценического ринга на скамейке. Однако, несмотря на сходство, даже идентичность приёмов, исполнение и роль их в общей композиции спектаклей неодинаковы. В спектакле РАМТа они были органичны, тогда как в спектакле студентов ГИТИСа именно этот приём заставил меня задуматься о его логичности в данном произведении, хотя я, в принципе, могу и ошибаться.

     Не скрою, понравились исполнители главных ролей. И он (Александр Веприцкий – Джон Бьюкенен) и она (Анна Перелешина – Альма Уайнмиллер) органичны в своих образах и заставляют переживать. При том что Анна Перелешина играет тот самый классический «мятущийся образ», так или иначе представленный в каждой пьесе Т. Уильямса, она прекрасно справляется со своей ролью, в жестах, в мимике передавая те сомнения, переживания, страдания единственной дочери священника, пытающейся выйти за рамки повседневной обыденности в отношениях с Джоном Бьюкененом, молодым доктором-повесой, который, кажется, влюблён в свою соседку Альму Уайнмиллер.

     Хороша Ольга Маркина (миссис Уайнмиллер), играющая сумасшедшую мать Альмы – «крест семьи Уаймиллеров», по выражению отца-священника (Сергей Тараскин).

     К неудачам спектакля можно отнести исполнение роли доктора Бьюкенена Александром Загребиным. Не знаю, конечно, но мне не понравилось. Не поверила, не увидела: натужно, напряжённо, слишком поверхностно.

     В общем, мне показалось, что зрители остались довольны, а актёры в конце спектакля были удостоены заслуженных аплодисментов. И хочется надеяться, что эти студенты найдут-таки роман со своим театром и останутся в профессии.

 

Елена ШАДЕРМАН

 

Иллюстрация с сайта Rusteatr.blogspot.com

Обязательно загляните сюда:

  • Люди встречаются… женятся и разводятсяЛюди встречаются… женятся и разводятсяКо Дню рождения А. Володина Пьеса А. Володина «С любимыми не расставайтесь» в 32 аудитории ГИТИСа, режиссёр-педагог – Г.В. […]
  • Два спектакляДва спектакля     Предисловие      За неделю дважды была в театре не как актриса или администратор, а как зритель. У меня всегда то густо, то пусто: […]
  • ON is OFFON is OFFДипломный спектакль IV курса ГИТИСа мастерской народного артиста СССР, профессора В.А. Андреева        Давненько ничего не смотрела – решила, что […]
  • Этот свободный Павел ОндринЭтот свободный Павел Ондрин     Покупаю в фойе драмтеатра программку. Нетерпеливо раскрываю и бегло просматриваю. Так-так… Где же? Неужели нет?.. Есть, есть! – «Павел […]
  • «Слово о полку Игореве» от театра-студии «Мы»«Слово о полку Игореве» от театра-студии «Мы»В первой декаде феврале в Бoльшом зaле Облaстного Цeнтра рaзвития твoрчества дeтей и юнoшества состoялся спeктакль молoдежного тeатра-студии «Мы» «Слoво о пoлку […]
  • О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)Однажды в «прекрасную» весеннюю погоду, когда ледяной дождь бил в лицо прохожим, а тротуары постепенно на глазах у недовольной публики превращались в грязное месиво, меня […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

1 комментарий

  1. нравится читать про театр. про столичный — тем более. спасибо автору!

Добавить комментарий