ИМХО-online.ru

Сайт для начинающих журналистов



Регистрация

Про «постельные сцены» и «ругательства»     1. Существует ли сейчас хоть один роман, из содержания которого исключены постельные сцены?

     2. Насколько уместно использование ругательств в литературных произведениях?

(Антон МАЛИКОВ, III курс, кафедра журналистики)

 

     Вы правы, редкий роман обходится сегодня без эротических сцен и ненормативной лексики. А почему? Я вижу как минимум три причины этого феномена.

     Первая. Таков ответ нашей литературы на отмену цензуры и воцарение свободы слова, которой каждый пишущий распоряжается согласно собственным моральным и творческим установкам.

     Вторая причина уводит нас в историю литературы. Одним из первых в мировой классике эротических произведений считается античный роман «Золотой осёл», написанный ещё во II веке н.э. древнеримским писателем Апулеем. И тут мы вспоминаем, что всё античное искусство – это гимн плотской любви и обнажённому человеческому телу. В Средние века эта традиция то прерывалась, уходила в подполье (как несовместимая с христианской моралью), то снова возрождалась. Знаменитый «Декамерон» Боккаччо написан как раз в эпоху раннего Возрождения (XIV век). А в новые времена – времена модерна, пришедшего на смену классицизму – именно в чопорной Англии появился первый эротический роман ХХ века – «Любовник леди Чаттерлей» Лоуренса. (Написанный в 1928 году, он находился под запретом вплоть до 60-х.)

     Если говорить о России, то первые образчики нецензурной, или, как её иногда называют, «озорной» поэзии обнаруживаются в устном народном творчестве – похабных частушках, прибаутках, матерных поговорках, загадках и даже сказках. Собранные и обработанные в середине XIX века А. Афанасьевым, они известны как «Заветные русские сказки». Ещё раньше, в век Екатерины, прославился своими «срамными одами» Иван Барков – автор самой непристойной русской поэмы («Лука Мудищев»).

     Нецензурные стихи были у Пушкина, Лермонтова и многих других представителей Золотого века русской литературы, но они не публиковались, а ходили в списках, среди близких друзей поэтов. Отдали должное теме чувственной любви и русские писатели ХХ века (достаточно вспомнить Набокова, Розанова, Алексея Толстого…). Надо понимать, что вся литература такого рода существовала как бы на обочине основной, в высшей степени целомудренной русской литературы. Благодаря цензуре, одинаково жёсткой что в царские, что в советские времена, она не имела выхода к массовому читателю и была знакома лишь специалистам. Хотя случались и послабления. Известно, например, что первые советские издания романов Шолохова содержали мат в речи героев, а в более поздних изданиях его уже не было.

     После окончательной отмены в нашей стране цензуры (1991 год) на читателя обрушился вал произведений, обращённых к самым интимным сторонам человеческой жизни и самым низменным страстям человеческой натуры. Многие из них, кажется, только для того и были написаны, чтобы всласть употребить в них ненормативную лексику и вдоволь поупражняться в описании эротических сцен («Николай Николаевич» Алешковского, «Русская красавица» Ерофеева, «Тридцатая любовь Марины» Сорокина). Вообще, писатель волен писать что ему вздумается. Но уважающие себя издатели должны, кажется, производить определённый отбор, основываясь на элементарных этических и эстетических нормах. Не тут-то было! Возникавшие в это время как грибы большие и маленькие книжные издательства изрядно потрудились, чтобы донести наконец до читателя и запретный русский фольклор, и полторы сотни лет пролежавшие под спудом непристойные тексты великих русских писателей, и, конечно, полупорнографические сочинения современных авторов. В погоне за коммерческим успехом издательства снабжают обложки таких книг заведомо рекламными «предупреждениями»: «Внимание: ненормативная лексика!» или, как это было в случае с романом «Самовар» Михаила Веллера, «Это очень неприличная книга». Тем самым перекладывая всю ответственность на читателя: хочешь – читай, не хочешь – не читай, мы тебя предупредили.

     Вот вам третья и, пожалуй, главная причина – книжный рынок, побуждающий многих современных писателей обращаться в своём творчестве не к духовному «верху» человека, что всегда было отличительной чертой русской литературы, а к его телесному «низу». Апофеозом этого устремления вниз стал скандальный роман Елены Колядиной «Цветочный крест», тем не менее удостоенный в прошлом году престижной литературной премии, что вызвало резко негативную реакцию культурного сообщества (см. мою заметку «Как Русский Букер опозорился»).

     Несколько слов скажу о сугубо литературном аспекте этой темы. На самом деле написать эротическую сцену архисложно, это достаточно трудная творческая задача, и далеко не каждый, даже хорошо пишущий автор способен с ней справиться. В русском языке действительно немного слов, которые годятся для описания телесной любви и при этом не относятся к обсценной лексике. Не в медицинских же терминах её описывать! Вот и появляются пошлости типа «розовых бутонов» и «острых кинжалов».

     К сожалению, я не знаю в современной русской литературе автора, который справлялся бы с этой задачей более или менее достойно. Так что, в конечном счёте, всё дело в мастерстве писателя и наличии у него чувства меры. А с другой стороны – в требовательности читателя и наличии у него эстетического вкуса. Если люди перестанут покупать и читать растиражированную коммерческими издательствами пошлость и порнографию, то, возможно, когда-нибудь и явится у нас автор, который сумеет воплотить эту тему высокохудожественно.

     Кстати, почитайте стихи Веры Павловой.

 

Светлана ШИШКОВА-ШИПУНОВА,
журналист, писатель, литературный критик

 

     От редакции: вопросы для Светланы Евгеньевны, связанные с современным литературным процессом, вы можете присылать по адресу: anna.idiatulina@aspu.ru с пометкой «Для С.Е. Шишковой-Шипуновой».

Обязательно загляните сюда:

  • Взгляд на патриотизм посредством одной из глав ПришвинаВзгляд на патриотизм посредством одной из глав ПришвинаСила народа – в его простоте. Л. Н. Толстой В одной из глав романа «Незабудки», которая называется «Мать-родина», Михаил Пришвин, можно сказать, призывает нас к патриотизму. Сначала […]
  • Без божества, без вдохновенья, или Лучший мирБез божества, без вдохновенья, или Лучший мирХвала прогрессу! Человечество в своём развитии неудержимо стремится к повсеместному торжеству добра и света, и мы одновременно свидетели и участники этого триумфального марша. Вы […]
  • На свободу словаНа свободу слова     На прошлой неделе многие из нас не отмечали день памяти жертв холокоста. Возможно, в обозримом будущем такого случая больше не представится. Возможно, в […]
  • Афганизация Поволжья, или Геополитический вандализмАфганизация Поволжья, или Геополитический вандализмИстория заигрывания английской, а затем и американской разведки с маргинальными группами (по сути, сектами) приверженцев крайне агрессивного толкования священного писания мусульман носит […]
  • Школа непреходящих ценностейШкола непреходящих ценностей     В Школе молодого журналиста под патронатом Благотворительного фонда Алины Кабаевой не учат, как писать статьи и снимать телесюжеты. И хотя главный редактор […]
  • «99 франков», или Как я читала Бегбедера«99 франков», или Как я читала БегбедераЯ ещё не всего Достоевского прочитала, чтобы ваши книги читать. К. Собчак        Создавая этот текст, я отдаю себе отчёт в том, что наживу множество […]

Комментарии

2 комментария для этого поста.

  1. Антон Маликов в марта 22, 2011 7:50 пп

    Спасибо за отзыв! Читая эту статью, мне вспомнилась одна история, которую я как-то прочитал на молодежном форуме:

    Парень пишет: «Девушки, кто со мной в душ пойдет?»
    Одна девушка ему отвечает: «Зачем? Помочь? Ты сам не в состоянии отмыться от той грязи, которую ты всем демонстрируешь?»

    🙂 Ну, это я так… Просто вспомнилось. А вообще, при помощи этого материала я кое-что для себя уяснил.

    Что касается «Русского букера», то я оставлял комментарии к этому материалу. Могу повториться:

    «Я еще в школе нанавидел читать Салтыкова-Щедрина, его «Историю об одном городе» отбросил странице на семидесятой. Прочитав первую главу книги «Цветочный крест» я начал скучать по Салтыкову-Щедрину».

    Спасибо вам, Светлана Евгеньевна, за то, что делитесь с нами своими знаниями, журналистским, писательским и жизненным опытом. Не берусь говорить за других, но лично я это очень ценю!

  2. Lady Godiva в марта 23, 2011 8:20 пп

    Как всегда, прочитала на одном дыхании! Присоединяюсь к благодарностям Антона!

Написать комментарий

Позвольте мне знать, что вы думаете?

Вы можете войти чтобы добавить комментарий.

/HotLog -->