Место для шага вперёд, или Три пинка «большим» людям

В.М. СемёновВсё, что мне нужно, – это несколько слов
И место для шага вперёд!

В. Цой

 

     Если б не этическая сторона вопроса, в качестве эпиграфа мог бы прозвучать анекдот о русском, которого вели на расстрел и он молчал, но когда его пнули под зад, выхватил у конвоира автомат и перестрелял всю роту фашистов. Чтобы мы по-настоящему начали действовать, нужен ощутимый толчок. И журналист имеет возможность дать такой толчок самым важным лицам и добиться желаемой цели. 

     Да, твердокаменность некоторых деятелей иной раз поражает. «Ну, написали в газетёнке, что мы горячую воду в доме не можем дать уже месяц, – ковырнув спичкой в зубах, усмехнётся директор управляющей компании. – Ну, пошумят бабки на лавочках, прочитав её. Ну, потревожат секретаршу местные активисты. И что? Сделаем, когда сможем или когда захотим. А будут дальше возмущаться – и холодную воду отключим». Печатное слово для таких людей – обрывок «жёлтой прессы» в общем сортире.

     Но поверьте, даже самая маленькая заметка о нерадивости, нерасторопности и необходимости срочного реагирования или исправления собственных ошибок может заставить «больших» людей сделать шаг вперёд. Всё зависит от стиля подаваемого материала, то есть от обстоятельств, вынуждающих журналиста давать «пинки» различной силы.

Пинок первый, слабенький – по амбициям

     «Большие» люди – чиновники, депутаты, бизнесмены – это, в принципе, те же рядовые граждане с собственными амбициями и представлениями о чести. Сколько бы ни объединяли их современные СМИ в безликие массы, сколько бы ни гребли под одну гребёнку, каждый из них – это прежде всего личность, со своими страхами и стремлениями. Даже закрывшимся за глухими заборами Рублёвки ничто человеческое не чуждо.

     А теперь ответим на главный вопрос: чего вы хотите добиться, давая им «пинок под зад»? Концепция вашего материала состоит в том, чтобы просто побольнее ударить? Чтобы жильцы вас похвалили за «правду-матку»? Чтобы читатели стали уважать ваше печатное издание ещё больше? Или же он направлен на устранение проблемы как таковой? Если разрешение последнего вопроса для вас стоит на первом месте, не надо переходить на личности в отношении «виновников» или тех, кого таковыми назначили (что, как я заметил, у нас происходит весьма часто). Это вызовет лишь ответную реакцию, вполне нормальную для каждого человека, – обиду. Чувство не самое лучшее в вопросе решения проблем.

     Не надо быть психологом, чтобы понять: обиженный человек вряд ли бросится исполнять пожелание того, кто его обидел. С другой стороны, «большой человек» может сделать всё от него зависящее, если испытает простую человеческую жалость к пострадавшим, стыд за собственное бездействие, в то время как он в силах оказать помощь. Желания могут быть стимулированы и поощрением в качестве лестного отзыва о его человеческих качествах, опубликованного по выполнении работы в той же газете. Подстёгивает и банальное тщеславие: если хвалят коллегу, с которым «большой человек» находится пусть в скрытых, но конкурентных отношениях, он подумает: «А чем я хуже?»

     Думаете, сказки? Думаете, в условиях рыночных отношений такие особи вымерли, словно динозавры? Думаете, «большие люди» только на словах заботятся о «людях маленьких»? Не буду возражать, хотя уверен, что это не совсем так. Но если кожа на пятой точке адресата посыла заметки действительно настолько толстая, что он не чувствует слабого пинка, не видит чужой боли, зачерствел на руководящей должности и забыл нормы морали, стоит перейти к более решительным действиям.

Пинок второй, ощутимый – по общественному мнению

     Репутация в наши дни стоит дорого. В советские годы хамское поведение продавца в магазине вовсе не казалось чем-то из ряда вон выходящим, а сегодня это воспринимается как дикость. Клиенты попросту предпочтут отовариваться в другой торговой точке, и хозяин этого магазина будет нести огромные убытки. Общественное мнение важно не только для бизнеса – оно может лишить депутатов поддержки своих избирателей, а чиновников – поддержки вышестоящего руководства, которое также печётся о репутации инстанции.

     То есть общественное мнение, складывающееся даже из рядовых случаев, поставит сам факт существования предприятия или исполнения обязанностей её руководителя под большой знак вопроса. Но в данном случае в заметке мало взывать к человеческим чувствам «виновника» события, корить его или давить на жалость. «Пинок» действительно должен быть ощутимым. Цель должна идти дальше обсуждения проблемы бабулями на скамеечке у дома. Пусть бабули почувствуют настолько бурный прилив чувств (сочувствие, возмущение, стыд), что им захочется отложить газету и пойти к этому самому «виновнику», чтобы вынудить его решать возложенные на него проблемы. И вот здесь всё зависит от способностей самого журналиста.

     На крайний случай, в каждой сфере жизнедеятельности есть активисты, представляющие интересы общественности. Человек так устроен, что ему необходим враг. Как говорил Ницше, ничто так не объёдиняет людей, как общая ненависть к врагу.  И чем больше людей, объединённых желанием мести, тем больше шансов, что это желание сбудется. Именно та самая маленькая заметка, написанная в нужном стиле, и станет катализатором.

     Правильно поданная и преподнесённая на блюде читателю проблема, сколь цинично это бы ни звучало, обязательно находит отклик и зачастую подхватывается другими СМИ. Поясню: читатель может практически не обратить внимания на сообщение о крушении самолёта и гибели десятка пассажиров, но он будет живо обсуждать какую-то мелочь вроде незакрытого канализационного люка, в который упала собачка и сломала себе лапу. Потому что первое событие было подано в размытой форме бесстрастной новости, лишённой подробностей и актуального для читателя значения, а второе – в виде развёрнутой заметки с фотографиями, комментариями специалистов и диаграммами данных о незакрытых по городу люках, в которые может угодить сам читатель. Общественное мнение получает врага – сантехника дядю Васю, которому нисколечко не стыдно за то, что он забыл закрыть злосчастный люк, и которому по большому счёту наплевать на бедную собачку.

     Конечно, я утрирую. Этот пример просто показывает схему складывания общественного мнения во всей её неприглядности. Но она действует. Под натиском массового волнения дрогнет даже самый чёрствый «большой человек», сколь бы большим он ни был.

     Если же ему плевать и на то, что пишут о нём газеты, и на мнение общественности (а таких не меньше, чем людей, которым достаточно лишь лёгкого пинка), тогда стиль заметки и подход к её написанию должны обрести совершенно иной характер.

Пинок третий, сильный – по контролирующим органам

     Среди читателей есть отельная категория, для которой знакомство с публикациями районных, областных и федеральных газет носит обязательный характер. Это представители исполняющей власти (милиция, прокуратура и т.д.). Статья в газете – это заявление о событиях во всеуслышание. И по факту публикации в ряде случаев они также обязаны проводить проверки, по окончании которых могут быть возбуждены уголовные дела.

     Однако здесь тоже есть подводные камни. Если журналист не имеет твёрдой уверенности в том, о чём заявляет, дело примет скверный оборот и эффект будет обратным. «Баба Рита сказала, мол, вроде бы как они там сделали то-то и то-то, а я написал об этом» – это гарантированная поправка в следующем номере газеты с извинениями в адрес «больших» людей, а также крест на профессиональном имени журналиста.

     В идеале материал подкрепляется фактами, неопровержимыми доказательствами, подтверждёнными данными, свидетельскими показаниями. Прекрасно, если печатное издание имеет в штате своего юриста, а сам журналист знает назубок Закон о СМИ. В противном случае апелляция к контролирующим органам может обернуться против самого же автора статьи.

     Если ничего этого у вас нет, но вы не сомневаетесь в преступной халатности каких-либо ответственных лиц или в достоверности фактов, которыми, допустим, с вами поделился тайный информатор, самым простым решением будет воспользоваться приёмом «намёк без прямого указания». Вы пишете, обходя острые углы, воздерживаясь от указания конкретных фамилий, сообщения точных цифр и т. д. Правоохранительные органы в этом случае сами во время проверок должны будут добыть нужные сведения.

     К слову, есть много печатных изданий, бюджет которых предусматривает расходы на судебные издержки. И для их редакторов не принципиально важно, будет ли выиграно дело по иску о клевете, который подал в суд обиженный «большой» человек, или нет. Рейтинг растёт – а это главное. Но, как принято говорить, это глубоко порочная практика. Те СМИ, чьей основой являются дутые скандалы и сенсации, держатся в ТОПах не из-за уважения читателей, а за счёт их животной страсти к будоражащим кровь событиям. Они не просто дают «пинки» – они дерутся, сами получая сокрушительные удары, устоять после которых порой не в силах.

     Хочется сказать несколько слов о пишущей братии высшей касты. «Большим» и «сильным» людям, имеющим на вооружении штат высококвалифицированных юристов, тесные связи во властных структурах и решающий фактор – огромные деньги, «пинок» имеет право нанести только опытный человек. Он должен быть готов к тому, что эти люди дадут серьёзный отпор, и если он не имеет должной физической подготовки, его попросту забьют – причинят либо моральные страдания (опозорят как клеветника и засудят), либо физические. Имена тех, кто пошёл против «больших и сильных», известны каждому россиянину. В десятки раз больше рядовых корреспондентов, о которых помнят только их коллеги. И слава им – тем, кто не боялся, искал истину и умел помочь другим!

Смысл печатного слова

     Сотрудники печатного издания, публикующего серьёзные обличающие материалы, как и их оппоненты, сами должны быть готовыми к «пинкам» со стороны и иметь место для шага вперёд.

     Перед тем как заполнить чистый лист своими мыслями, надо трижды подумать о последствиях. Во-первых, о последствиях по решению проблемы. Во-вторых, о последствиях для тех, о ком вы пишете, – как для «нуждающихся», так и для «виновных». И в-третьих, о последствиях для самого себя и своего печатного издания.

     Несомненно, для печатного издания важно быть интересным и продаваемым (кстати, «жёлтую прессу», зачастую воспевающую самые низменные человеческие потребности, считают именно такой). Но практическая польза должна распространяться далеко за пределы использования газеты в качестве подстилки под закуску на пикнике или заменителя туалетной бумаги. В ней – мысли авторов. Слова, сила которых способна решать казалось бы неразрешимые проблемы людей.

 

Источник – блог Виталия СЕМЁНОВА «Начинающим журналистам»

Обязательно загляните сюда:

  • Правда и кривдаПравда и кривда     Появление на цирковой арене льва отвлечёт внимание зрителя от заплат на штанах дрессировщика. Это понятно даже дошкольнику. Любые события, способные вызвать […]
  • Журналистика: бизнес или миссия?Журналистика: бизнес или миссия?«Относительно недавно замминистра связи Волин заявил во всеуслышание, что журналистика – это бизнес, не имеющий никакой миссии, и подчеркнул, что преподаватели должны заранее […]
  • О партийности журналистовО партийности журналистов«Заметил, что вы мало говорите о политике. Может, это и к лучшему, но мой вопрос связан именно с ней. Как вы считаете, имеет ли журналист моральное право быть членом какой-то […]
  • Настоящий журналист – только тот, кто обличает?Настоящий журналист – только тот, кто обличает?     Несколько месяцев назад наш сайт опубликовал учебное пособие «Курочка Ряба, или Практическая журналистика  в вопросах и ответах». В ходе […]
  • Психология – сестра журналистики Психология – сестра журналистики Маленькие приёмы, помогающие определить расположение собеседника      По моему твёрдому убеждению, журналистика теснейшим образом связана с такой наукой, как […]
  • Не время и не место?Не время и не место?Дорогие друзья!      ИМХО-online.ru поздравляет школьников и студентов, а также учителей и преподавателей с новым учебным годом, а всех остальных – с осенью! […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

1 комментарий

Добавить комментарий