Стрелков

СтрелковИ упасть опалённым звездой по имени Солнце

В.Р. Цой

     Подъём! Подъём!

     Господи, как же спать хочется. Вжимаешься в подушку и жмуришься. Шесть тридцать ровно, надо же всё-таки вставать. Резко сбрасываешь с себя одеяло, глаза будто стеклянные. Два раза моргнули дневные лампы, и холодный белый свет ударил в лицо. Нужно одеться, чтобы доспать минут пятнадцать… Так, стоп! Стоп!!

     Когда же всё это кончится! Интересно, какая должна быть стадия помешательства: даже во сне думаешь, что хочется спать! Стрелков очнулся в холодном поту; вот насколько реальны сны из прошлого. Но теперь полдень, спать и видеть кошмары надоело. Обед задержали, и Игорь Стрелков продолжал лежать на скрипучей койке. Он пошарил в карманах старых спортивных трико, нашёл коробок спичек, достал одну и зажал в зубах. Вокруг пусто. Одиноко стоят заправленные кровати. В комнате сыро. Стрелков встал и задумчиво прошёлся между ними. Потом как обычно сел на подоконник – единственное тёплое место. Стало тоскливо. Стрелков называл это состояние «масленым». «Рыцарь совершает подвиги во имя дамы сердца, сочиняет стихи. Целовать её руки для него большая честь», – проговорил Стрелков, смеясь теперь над своими намерениями.

     Оконные рамы затряслись, нарастал грохот ослабленных стёкол; так бывает всегда, когда мимо проходит поезд. Отсюда видны только крыши вагонов, железнодорожные пути скрыты за осиновой рощей.

     – Слышу, ты всё философствуешь, – раздался добродушный голос. Широкая фигура едва помещалась в проходе. Это Дмитрий Шаповалов. Он одет в такое же трико, как и Стрелков, и серую футболку, от вида которой становится холодно.

     – Я ещё и по-английски могу, – улыбнувшись, сказал Стрелков, – и по-французски тоже. N'est-ce pas (Не так ли? – Прим. авт.)?

     – Ладно, Матроскин, спички есть?

     – Да, но у меня вопрос: вы что там, магазин или феод осаждали?

     – При поддержке авиации, это же Андрюша-вертолёт!

     После этих слов вошёл ещё один молодой человек с полными пакетами. Дима, вероятно, собирался идти курить, но, увидев Андрея, передумал и развязно сел на кровать.

     За окном весна, но осиновая роща ещё не одета зеленью, солнце светит очень осторожно, постепенно отогревая землю белыми, чуть тёплыми лучами. Хотелось закурить. Стрелков свесил ноги с подоконника и, наклонившись вперёд, достал из тумбочки пачку сигарет. Заложил одну за ухо и сидел теперь в некоторой нерешительности, курить всё-таки или нет. Коробок он кинул Диме; теперь, чтобы не беспокоить того, вынул спичку изо рта и зажёг её об оконную раму. Ему казалось, что табак имеет особый сладкий привкус. Стрелков давно не курил и теперь жадно затягивался. Он открыл окно и высунул голову, чтобы из-за едкого дыма не сработала пожарная сигнализация.

     Воздух – холодный, разбавленный синевой неба – говорил о скором приближении весеннего тепла. Воробьи свили гнездо в бреши над головой. За забором бригада рабочих стучала отбойными молотками. Где-то очень далеко ревели двигатели машин. Стрелков бросил окурок и затворил окно. В палате стало холодно. Игорь машинально подвигал правой рукой. Когда прохладный ветер ударил в лицо, он вдруг вспомнил те пять часов на Казанском вокзале и суровый ночной мороз, грозивший отнять руку. С какой-то детской, лихорадочной радостью он ощупал каждый палец на руке: «Хорошо, что она всё-таки чувствует».

     Без денег и документов его доставили сюда две недели назад.

     Дима и Андрей увлечённо готовились к трапезе. Четыре тумбочки были сдвинуты друг к другу. На них стояла банка огурцов, две жестянки с сайрой, плавленый сыр и паштет.

     – Игорь, иди, присядем на дорожку! – позвал Шаповалов.

     Все трое принялись есть. Уже доедая кусок хлеба, намазанный сыром и паштетом, Игорь многозначительно произнёс:

     – Вот она, суть голого королевства.

     Ещё через полчаса Игорь подписал долговую расписку, взял адрес Шаповалова и отправился на вокзал. На третий день после приезда он вышлет деньги и, сидя за столом в собственной кухне, убедит себя, что это был сон.

     Так встречают спальные районы Москвы.
 

Павел ПОТЛОВ,
г. Астрахань, ОСОШ № 9, 11 класс
 

Иллюстрация с сайта «Сетевая словесность»

Обязательно загляните сюда:

  • Змей подколодныйЗмей подколодныйАлександр Дементьевич – преподаватель английского во владивостокском университете. Отношения со студентами с начала его карьеры складывались на взаимной основе: обе стороны ненавидели друг […]
  • Вселенная Стивена КингаВселенная Стивена КингаСтивен Кинг – мастер фэнтези и король ужасов Стивен Кинг известен среди людей всех возрастов. Этот гениальный писатель покорил сердца миллионов читателей: подростки и взрослые, женщины и […]
  • Без названияБез названия     Вторник. Вечер. Мягкое мерцание телевизора – единственное, что освещает комнату. Кожаный диван, журнальный столик, стеклянной поверхностью повторяющий […]
  • Мой лучший друг – слешерМой лучший друг – слешерНаписано под впечатлением от письма, опубликованного на ВГъ. Кратко введу в курс дела. Если вам незнакома тема или отдельные термины статьи (т. е. «слеш», «фанфик», «гет»), советую […]
  • ХолодноХолодно     Фонарь не работает; сегодня нельзя видеть, как серебрятся листья в матовом свете. Месяц едва освещает сонные фигуры людей; он не может передать ту суровую […]
  • Выбор Выбор А тем, кто ложится спать, – спокойного сна. Виктор Цой      Евгений Порохов выбрался на берег. Его худое, жилистое тело ослабло. Он рухнул на песок, […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

2 комментария

  1. Ох!!!Интересненько!!!Честно… Мне понравилось!!!!Глубоко, как по мне!

Добавить комментарий