Про апельсины и конфеты

Про апельсины и конфетыОднажды со мной был такой случай. Я попала в больницу с крайне малоприятным заболеванием. Курс лечения обещал быть сравнительно недолгим, но весьма беспощадным. После череды активных и массовых мероприятий и перенесенной на ногах ангины я была в состоянии усталости и опустошенности.

Не могу не сказать пару слов о состоянии больниц в России. Адовый ужас. Все, сказала, продолжаю.

Процедуры были назначены, претворены в жизнь незамедлительно с самого первого дня. Состояние было буквально «и скучно, и грустно, и некому руку подать». Но это еще что: к череде больничных «прелестей» добавилось немало недоразумений…  

Ввожу новый термин – типичная русская тетка (ТРТ). Может, он и не новый, во всяком случае каждый из нас сталкивался с подобной «дамочкой», я уверена. Вообще, удивительные существа эти ТРТ, вызывающие гамму противоречивых чувств: иногда просто завизжать от них хочется, а иногда их бесконечно жаль… Сколько испытаний выпало на женскую долю, особенно в нашей стране, о господи! Женщины через такое прошли, такое вытерпели, что я даже не уверена, имею ли право хоть в какой-то степени их обсуждать, а тем более осуждать.

Было около полудня, когда я только пришла в палату и мало-мальски обосновалась на новом месте. Как оказалось, настало время уборки. Ко мне, вновь прибывшей пациентке, все еще находящейся в прострации от безрадостного происходящего, заходит ТРТ. Боевая готовность чувствуется во всем ее существе: коренастая шея, цветастый халат, пучок волос, резиновые перчатки и испепеляющий все на своем пути взгляд. Она пришла, как и полагается, с необходимыми инструментами: железное ведро, затрапезная тряпка, деревянная швабра. Ничего удивительного и нового.

– О, здрасти! – это она мне говорит. – Я тут мыть буду.

Скажу наперед, что во всех наших диалогах сейчас и в дальнейшем я буду очень политкорректна, причем со всеми окружающими. Она начала с излишним, как мне показалось, упорством натирать полы. Мыла-мыла и не выдержала:

– Ну вот ты посмотри, сколько маленьких детей в отделении! А все почему? Потому что дома невесть чем кормят! И вообще, у каждого в доме должно быть полотенце своего цвета, и ложечка, и кружечка личная! Я-то знаю. У меня дочка есть. Я с ней всегда разговаривала.

Я была абсолютно с ней согласна и отвечала как-то на автомате:

– Да, конечно, вы правы. Надо соблюдать меры гигиены, причем дома тоже.

– У меня нет специального образования. Меня как в школе посадили на заднюю парту, так я там всю жизнь и сидела… А с детьми разговаривать надо. Вот мне дочь задавала вопросы, так я всегда и отвечала.

Тема разговора как-то ненароком и без видимых причин изменилась, и это заставило меня повнимательнее вглядеться в собеседницу, дабы понять суть, цель и предмет нашего диалога вообще. Небольшого роста, крепко сложенная полная женщина около пятидесяти, в рабочем халате, с седыми волосами, собранными в пучок. Что сразу же зацепило, так это неестественно живое и подвижное лицо, разнообразная мимика при разговоре. Значит, решила я, это эмоциональный человек, которому просто не с кем тут поговорить, вот она и решила перемолвиться словечком-другим. Следующие пару минут мы разговаривали ни о чем, а потом пришла моя соседка, и стала я уже с ней знакомиться, а уборщица ушла.

Волею судеб моим товарищем по болезни стала женщина под шестьдесят с целым набором болячек и богатым опытом больничных визитов. Познакомились быстро; для нее, как оказалось, это уже второе посещение подобного заведения за последние полгода. Звали ее Татьяной Николаевной. Я не психолог и не могу ручаться за правильное определение темпераментов и характеров, но некоторые мои догадки по поводу этой женщины в дальнейшем подтвердились. У Татьяны Николаевны двое детей, внуки, работа, хозяйство… Журналы «Все звезды», «ОК!», много хлеба и две котлеты. Она женщина, через многое прошедшая, начиная от реанимаций и заканчивая темными махинациями 90-х годов. В дальнейшем окажется, что ее жизнь была невообразимо полна забавных историй, самых умных собачек, ласковых кошечек, одаренных детей и захватывающих книг. Она все знает, все умеет, ничем ее не удивишь. Единственное, что ей непонятно и о чем она с особым рвением мне высказывалась, так это какая может быть любовь у Пугачевой и Галкина.

Можно много и долго рассказывать непосредственно истории из ее жизни, причем многие довольно поучительные и неординарные. Но меня интересует совершенно другая линия, совсем другой сценарий… По иронии судьбы ту уборщицу тоже звали Татьяной Николаевной. Эти Татьяны были уже давно знакомы, и вот каким образом происходило их сосуществование:

– Ох уж эта Танька! Ты с ней поменьше, – говорит мне моя соседка. – У нее не все дома, чокнутая вообще.

Я, честно говоря, и сама по прошествии нескольких дней стала это подозревать. Уборщица постоянно говорила себе что-то под нос, иногда ни с того ни с сего хамила пациентам, очень громко кричала на котов. Да, в своей каморке, в техническом помещении, она реально держала котов (но я себе давала слова не высказываться больше о дичайшей антисанитарии больниц!). Ругалась громко матом (на тех же котов).

– У нее дочь пьяница! Живут непонятно как, и внуки шибанутые… – с презрением говорила Татьяна Николаевна. – Глупая!

Она не упускала случая скептически покачать головой и лишний раз прокомментировать действия уборщицы: мол, она такая да сякая… И сразу же начинала с гордостью и упоением рассказывать про свою благополучную семью.

Однажды Татьяна Николаевна сунула уборщице два апельсина (предварительно попытавшись их мне сплавить, но мне нельзя). Та с удовольствием и с натуральной скромностью взяла их. На следующий день она, как только пришла, как бы с виноватой благодарностью сказала:

– Спасибо, Татьян, я вчера вечером чай пить села, думаю, дай хоть апельсинчик съем, а то дома такое творится.

На это моя Татьяна Николаевна царственно кивнула головой: мол, ну бог с тобой, свободна. Только теперь я стала замечать, что уборщица старается как можно раньше приходить и как можно позже уходить с работы. Она тут завтракала, обедала, с котами играла… На нее периодически шикали, над ней подшучивали. Это женщина с крайне несчастливой судьбой. Как этого можно не заметить, а тем более глумиться над ней? Последние дни перед выпиской я все думала, что бы ей такое подарить. Денег? Отдаст дочери на бутылку, или та сама отнимет. Халат новый? Где я его возьму. Решила я ей конфеты подарить. Пусть вечером сядет да подумает: «Дай хоть чаю с конфетами попью…»


Опубликовала: dashka


Иллюстрация с сайта Babyblog.ru

Обязательно загляните сюда:

  • Долгожданное спасениеДолгожданное спасениеРано или поздно в жизнь каждого человека приходит разочарование. Причём чаще всего тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь… И кажется, что мир рухнул и что уже ничего не будет […]
  • СигаретаСигарета1. Хромого в нашем дворе знали все. Если кто-то зимой, спеша на работу, выходил из своего подъезда и, поскользнувшись, проезжал на пятой точке пару-тройку метров по гололеду, не […]
  • Детские мечтыДетские мечтыКаждый человек о чём-то мечтает. С самого юного возраста появляются мыльные пузыри – мечты. Они лопаются, взлетают ввысь – у каждого мыльного шара своя жизнь, пусть и […]
  • Моё бесценное сокровищеМоё бесценное сокровищеЦените, цените каждую минуту, каждый шаг, когда вы можете прижаться к маме, целовать её руки и обнимать друг друга… В. Осеева   «Мама» – это самое […]
  • Другими глазамиДругими глазами     «Блог читаемый, местами просматривается даже хороший публицистический стиль, но тематика какая-то узкая. Студенческие проблемы, молодёжные […]
  • Спящий городСпящий город     Однажды, прогуливаясь по вечернему городу, я испытал истинное восхищение той красотой, которая нас окружает. Наблюдать за сном могучего мегаполиса куда […]

Вам также может понравиться

Об авторе dashka

1 комментарий

  1. Даша, хорошая тема, хороший стиль, хороший финал. Маленький человек, тяжёлая судьба женщины — это всегда актуально. Но Вы, как большинство начинающих авторов, слишком любите себя в своём тексте. Больше, чем своего героя. Как следствие — много лишней, не относящейся к делу информации. В частности, Вы очень долго разгоняетесь. Достаточно было сообщить, что Вы попали в больницу, а вот смаковать подробности своего диагноза и состояния явно незачем. Ну, не дневниковую же прозу Вы создаёте, не это главное в данном тексте.

    Иными словами, в материалах, подобных этому, всё должно работать на раскрытие героя, на прорисовку конфликта. Вы, хоть и непосредственный его участник, лицо всё-таки второстепенное.

    Желание затмить собеседника должно быть чуждо журналисту, даже если это желание неосознанное.

Добавить комментарий