Освобождение

ОсвобождениеВечер третьего июля практически ничем не отличался от предыдущих душных летних вечеров в этом городе: тот же липкий воздух, удушающая жара, неумолимо поднимающаяся от раскаленных бетонных плит, ярко-красный свет заходящего солнца, дарящий надежду на скорую ночную прохладу. На большинство людей подобный вечер мог навеять тоску, уныние или явное нежелание сделать лишнее движение, однако для одиноко сидящего на каменном выступе, заменяющем одновременно скамейку и кровать, человека этот вечер был особенным – лучшим из вечеров во всей его жизни. Часто бывает, что, делая постоянно одно и то же, не задумываясь над самим процессом, люди порой не замечают, как это постепенно начинает им надоедать. А все потому, что мы внушили самим себе, что получаем от постоянно повторяемых действий истинное наслаждение. Эйнштейн определял сумасшествие как стремление постоянно делать одно и то же, ожидая раз за разом нового результата. Возможно, поэтому мы и не можем взглянуть на вещи разумно? Быть может, мы все уже давно сошли с ума?

«Готовность пять минут, на выход!» – лишенный эмоций командный голос, донесшийся из приоткрывшейся массивной железной двери, заставил мужчину средних лет непроизвольно повернуть голову в сторону дверного проема. Пробивающийся сквозь образовавшуюся щель тусклый свет искусственного освещения напомнил ему поговорку о свете в конце тоннеля. Похоже, его поезд прибыл точно по расписанию. Оглядываясь назад, вспоминая моменты сумасшествия своей жизни, он не мог припомнить ничего более безумного, чем ежедневная рутина работы, затянувшая его, словно трясина, рутина семейной жизни, которую теперь он мог с легкостью сравнить с болотом, тянущим его на самое дно. Даже его так называемые «дни отдыха» не представляли собой ничего иного, чем просто дань вежливости родственникам, жене, детям. Его «цветы жизни» становились с каждым днем взрослее, требуя от него все больше материального, а его жена через несколько лет после свадьбы стала напоминать ему вечного кредитора. Лишь деньги, деньги, деньги. Одно и то же, изо дня в день. И лишь тот безумный день, по причине которого он оказался здесь, по иронии судьбы оказался самым адекватным днем во всей его жизни, отблеском разума в непроглядной тьме бесконечного безумства.

«Быстрее, не нужно оттягивать неизбежное!» – все тот же безэмоциональный голос, на этот раз в сопровождении грубого толчка в плечо. На самом деле ему было жаль этого охранника: он самый настоящий безумец, но даже не подозревает об этом. Еще один толчок в плечо стал причиной пары незапланированных быстрых шагов вперед. Вперед, к открытой в конце коридора пугающе одинокой двери. Мужчина чуть заметно улыбнулся. Собственно, он и сам всю свою жизнь был одиноким, просто не осознавал этого. Но в тот вечер он понял всё: ему было глубоко плевать на мнение окружающих по этому поводу. Немногочисленные друзья и коллеги, приняв немного алкоголя, начинали повторять ему, что он просто тряпка и не может настоять на своем мнении; родители уверяли, что ему невероятно повезло с женой, хорошей работой и жизнью в целом; случайные знакомые и друзья друзей вторили ему то же самое. Все, с кем бы он ни пытался посоветоваться в то время, когда его еще хоть немного интересовало чужое мнение, были солидарны друг с другом. Теперь он наконец осознал, что сама идея, будто советы окружающих могут оказаться хотя немного полезными, казалась ему глупой и смешной. И от этого становилось особенно погано. Советчики, быстро стирающие тонкую грань между настойчивостью и навязчивостью и превращающиеся в надоедливых критиков, перестали восприниматься им всерьез. Да к черту их!

«Господь наш милосерден, и каждого он готов принять в царствие свое после покаяния, и да упокоится…» – слова священника звучали как будто издалека, пока тяжелые руки одного из местных охранников крепко пристегивали его собственные, казавшиеся на их фоне тонкими соломинками руки кожаными ремнями к подлокотникам железного кресла. Оно было намертво вмонтировано в бетонный пол практически до половины ножек, тело фиксировалось все теми же кожаными ремнями, только более широкими, голова крепилась к специальному выступу, обмотанному каким-то мягким материалом. Из разговоров других заключенных он узнал, что раньше выступ был просто железным, но бедолаги, оказавшиеся здесь, под воздействием тока, пронзающего все тело будто заточенными ятаганами, бились в конвульсиях головой точно об этот выступ, тем самым усложняя предстоящую работу местным уборщикам.

Наконец голос священника стих, вокруг пристегнутого к креслу парня образовалась пустота: все отступили на несколько шагов назад, за разрешенную линию. Свет на потолке заморгал – совпадение? Или здание готово было отдать всю энергию, лишь бы казнить этого ублюдка, убившего всю свою семью? Расправившегося со всеми за одну ночь – жестоко, цинично и, что самое мерзкое, совершенно неожиданно для всех?

Стрелки часов образовали прямой угол, неумолимо подписывая приговор убийце-тихоне, как его уже успели окрестить местные газетенки. Журналисты не скупились на яркие эпитеты, психологи с удовольствием соглашались на участие в бесконечных и бессмысленных ток-шоу, друзья и коллеги с удовольствием давали интервью, полицейские выдвигали свои версии авторитетным голосом, сверяясь с записями в блокнотах. Всех их можно причислить к критикам, этих никчемных паразитов, которые копошатся на поверхности человеческой души, не в силах заглянуть внутрь. Вот кого действительно следовало бы ненадолго подключить к этому аппарату – быть может, разряд тока разбудил бы их, заставил очнуться.

Ток резко пошел по проводам, повинуясь опущенной вниз ручке рубильника. Электрические разряды добрались до мозга за доли секунды, убивая в нем способность радоваться недавно приобретенной свободе.

…Вечер третьего июля стал особенным для этого парня: он осознал, что в одиночку вырваться из рутины невозможно. Чтобы освободиться по-настоящему, придется помочь всем окружающим тебя людям вырваться вместе с тобой, порой даже против их воли, ибо оставлять их в этой рутине – чистейшей воды эгоизм. К сожалению, этот процесс может оказаться довольно рутинным занятием.


Илья БЕРДНИКОВ


Фото с сайта Forum.armyus.ru

Обязательно загляните сюда:

  • ГрозаГроза     Находиться во время грозы в лесу – не самое безопасное занятие. Находиться во время грозы в старой деревянной хижине в лесу – чуть безопаснее. […]
  • Большое слово «Человек»Большое слово «Человек»Совсем недавно я прочитала «Плаху» Чингиза Айтматова. Это был не спонтанный самостоятельный выбор: роман входит в школьную программу по литературе для учащихся 11 классов […]
  • Где-то в сумасшедшем доме…Где-то в сумасшедшем доме…     Где-то в сумасшедшем доме Старик играет на невидимой флейте. Из-под его нервных пальцев выпархивают маленькие хрустальные птицы, взлетают под серый потолок с […]
  • Книга VS телевизорКнига VS телевизор     Как известно, прогресс в какой-то одной области влечёт за собой регресс в другой. Так, к примеру, развитие технологий затормаживает развитие духовной сферы. За […]
  • Веришь… Знаешь… Помнишь…Веришь… Знаешь… Помнишь…На холме недалеко от реки растет старое дерево. Никто не знает, сколько ему лет, кто и зачем посадил его. А вот оно помнит многое. Одни говорят, что, если загадать там желание, загаданное […]
  • СтрелковСтрелковИ упасть опалённым звездой по имени Солнце В.Р. Цой      Подъём! Подъём!      Господи, как же спать хочется. Вжимаешься в подушку и […]

Вам также может понравиться

Об авторе SaVeR

2 комментария

  1. сначала была очень заинтригована тем, что же случилось в тот июльский вечер. до половины рассказа читала на одном дыхании. но развязка меня слегка разочаровала…. думала, сюжет будет более лихо закручен. надеюсь, автор на меня не обидится за такой прямолинейный отзыв???

  2. Маришка, я на этом сайте уже достаточно давно и практически всегда адекватно воспринимаю любой вид критики. В данном случае — я хотел написать рассказ именно о том, о чем написал, крутить сюжет не хотелось.
    За отзыв спасибо, как и за то, что потратили время и прочитали =)

Добавить комментарий