ИМХО-online.ru

Сайт для начинающих журналистов



Регистрация

Ярославский театр драмы им. Федора Волкова на сцене Театра им. Маяковского


Антон Чехов «Без названия. Человеческие сцены» Е. МарчеллиПримерно месяц назад мы со студентами читали статью о спектакле «Без названия», поставленном Е. Марчелли в Ярославском театре драмы им. Федора Волкова. Статья была очень сложная, и мои ребята стонали, не понимая, что же происходит. Спустя какое-то время мне позвонила одна из студенток и сказала, что этот спектакль будет представлен на «Золотой маске» 8 апреля 2013 г. Ничтоже сумняшеся мы все вместе решили пойти

Сначала немного предыстории, которая насобиралась в процессе как чтения той самой статьи, так и подготовки к походу в театр.

Пьеса, по которой поставлен спектакль, – первая пьеса, написанная молодым и никому не известным драматургом Антоном Чеховым. В ней аккумулируются те мотивы, которые со всей чеховской силой проявятся в дальнейшем, более зрелом творчестве драматурга. Здесь уже появляется фамилия Войницева, появляется мотив купли-продажи дворянского поместья, появляется студент – носитель передовых идей, гость из Парижа, инфантильный старик, неспособный ни на какие решительные действия, появляется даже выстрел, который потом сыграет и в «Чайке», и в «Дяде Ване». Как гласит программка к спектаклю, рукопись первой пьесы Чехова насчитывала более 266 страниц.

В России эту пьесу ставили нечасто, и наиболее известная постановка принадлежит Льву Додину. Кроме того, существует экранизация этого произведения – «Неоконченная пьеса для механического пианино» Н. Михалкова.

Конечно, режиссер тщательно вычитал пьесу, вычленив лишь одну, пожалуй главную линию действия. К тому, что мы идем на спектакль о моральном падении человека, мы были готовы. Однако лично я оказалась не очень готова не то чтобы к натурализму, но к действиям, сильно к нему приближенным (не зря на программке стояла маркировка 18+).

Как я уже когда-то писала, излишняя фривольность в театре меня всегда напрягала, пугала и вообще дезориентировала. С другой стороны, то, что творилось на сцене Театра им. Маяковского, фривольностью назвать нельзя: все было в рамках приличия и не вызывало сильного отторжения. Да и как еще показать глубину нравственного падения человека?

Вообще, после спектакля каждого смотревшего должен ставить в тупик только один вопрос: кого хочет женщина? Ибо все женщины пьесы просто стелются, падают и штабелями укладываются перед главным героем Михаилом Васильевичем Платоновым (Виталий Кищенко), школьным учителем, который по ходу пьесы падает все ниже и ниже в моральном отношении, запутываясь в своих многочисленных связях со всеми женщинами пьесы и уходя в глубокий запой, сопровождающийся белой горячкой. При этом можно себе представить женщину, которая, возжелав женатого мужчину, падает в нижнем белье прямо перед его окном, в которое то и дело выглядывает его жена, предлагающая в конце концов прогуляться втроем. Но как понять женщину, унижающуюся перед непросыхающим уже третью неделю вонючим мужланом, который не желает никого ни слышать, ни видеть. Но и генеральша Войницева, и красавица блондинка Софья Егоровна не оставляют своих попыток завладеть этим ничтожным телом.

Надо сказать, что молодой драматург Антон Чехов завязывал клубок событий не хуже авторов современных сериалов. И распутать этот клубок могло только убийство главного героя. Нет проблемы – нет конфликта – заканчивается пьеса.

Исполнитель главной роли Виталий Кищенко в роли Платонова выступает номинантом на приз за лучшую мужскую роль. Почему-то он напомнил мне Жеглова: такой же грубовато-хамоватый с низким голосом мужик. Но если Жеглов вызывает даже некоторую симпатию (по крайней мере у меня), то Платонов вызывает целую гамму чувств: от неприятия хамства в самом начале до омерзения при виде пьяного безвольного человека с белой горячкой в финале. И, наверное, это свидетельствует о том, что роль удалась. Для меня критерием удавшейся роли всегда является отсутствие во время просмотра момента фальши, того самого знаменитого «не верю». В этом спектакле таких моментов не было. Было недоумение, в начале была даже скука, но «не верю» не было.

Однако если к актерам претензий не было, то к режиссеру после просмотра осталось много вопросов. И меня, и моих студентов сильно озадачила первая сцена – прием гостей в доме Войницевой. Было ощущение, что актеры потерялись и не знают, что делать, поэтому кричат все одновременно. Хотя, поразмыслив, можно представить, что именно так и проходят светские приемы: каждый говорит о своем, никто никого не слышит, полная разобщенность. Постепенно к концу первого действия то ли актеры нашли себя, то ли действие вошло в русло, но стало интересно. И чем дальше, тем интереснее становилось.

Во втором действии в зале частенько раздавался смех. Оно и понятно: дело коснулось отношений Платонова с женщинами, точнее отношений женщин с Платоновым. Несмотря на то что женских персонажей в пьесе не так много, они все, кроме слегка придурковатой Кати, служанки Софьи Егоровны, пытаются завладеть Михаилом Васильевичем. Причем если Саша – его законная жена и их милые любовные утехи только умиляют, то отношения с генеральшей Войницевой и Софьей Егоровной находятся на грани вульгарности, благо не выходя за нее. Обе женщины относятся к Платонову покровительственно, каждая по-своему пытается вытащить его из той ямы, в которой он оказался, веря, что ей одной это удастся. И только Саша даже после расставания с мужем остается по-прежнему наивной, и, кажется, только к ней одной он относится с теплотой.

В течение всего спектакля недоумение вызывают костюмы, точнее их эклектичный подбор (художник по костюмам – Фагиля Сельская). На первом приеме у Войницевой все приходят в современных одеждах, Саша так вообще в сером платье-балахоне и красных колготках. И только Глаголев-старший, прообраз будущего Гаева, одет в сюртук конца XIX века. Постепенно по ходу пьесы костюмы меняются, и вот уже Саша приходит к Платонову в плаще и обтягивающих джинсах, Софья Егоровна переодевается из летящего салатового платья в маленькое черное, а Глаголев надевает современный мужской костюм и бордовую рубашку. Все странно и не поддается разумному или символическому истолкованию. В последнем действии все вроде бы становится на свои места. Женские костюмы, будто вспомнив о времени написания пьесы, обретают фасон конца XIX века: длинные платья с рукавами буфф и воротничком-стоечкой. Теперь и Войницева, и Софья Егоровна выглядят строго и неприступно, но нервно ходят кругами по сцене, выдавая свое волнение. А что ж если жена сына Войницевой сама Софья Егоровна: и свекровь, и сноха – обе хотят одного мужчину, а когда все выясняется, испытывают друг к другу гамму противоречивых чувств.

Все заканчивается выстрелом: Софья убивает Платонова, который, умирая, совершает несколько странных прыжков. Помню, в той самой статье умирающий в конвульсиях Платонов сравнивался с обезглавленной курицей, которая может еще некоторое время бегать.

«Без названия» – это не совсем Чехов и не совсем не Чехов. Это странный театр, который нравится, хотя при детальном анализе кажется, что нравится там нечему. Видимо, всё же важно целое, которое нужно смотреть не задумываясь, принимая всё как есть и еще раз убеждаясь, что жизнь – странная штука, и совсем не понятно, кого хочет женщина.


Елена ШАДЕРМАН


Фото с сайта Riasar.ru

Обязательно загляните сюда:

  • О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)О классике. Красивая сказка (поход в Большой на «Спящую красавицу»)Однажды в «прекрасную» весеннюю погоду, когда ледяной дождь бил в лицо прохожим, а тротуары постепенно на глазах у недовольной публики превращались в грязное месиво, меня […]
  • Очень чеховский ТолстойОчень чеховский Толстой«Семейное счастие» в театре «Мастерская П. Фоменко» Совершенно неожиданно и совершенно бесплатно мне достался билет в театр. Настоящий театр. В […]
  • Ускользающая красотаУскользающая красота     Первое, что я заметила, оказавшись на премьере спектакля «Ревизор» в Омском государственном театре куклы, актёра, маски «Арлекин», […]
  • «В душе хороший человек»«В душе хороший человек»В театре возможно всё, кроме пошлости и скуки. Дерзайте! А. А. Калягин   …Обстановка на сцене была такая, как будто по ней пробежал щенок спаниеля и раскидал всё вокруг. Дуэль на […]
  • Понедельник – день театральныйПонедельник – день театральный На этой неделе в Общедоступном театре «Периферия» прошел «Театральный понедельник», на котором режиссер и артисты общались со зрителем в новом формате. Нас ожидала читка двух пьес и их […]
  • Зона дружеского режимаЗона дружеского режимаРецензия на спектакль «Френдзона» Общедоступного театра «Периферия» (режиссер Александр Беляев) Двадцать первого февраля на сцене «Периферии» состоялась премьера спектакля по пьесе […]

Комментарии

1 Комментарий для этого поста.

  1. Маришка в апреля 23, 2013 6:44 пп

    захотелось прочитать саму пьесу)

Написать комментарий

Позвольте мне знать, что вы думаете?

Вы можете войти чтобы добавить комментарий.

/HotLog -->