Государственный

ГосударственныйДетство… Была зима, мы играли в хоккей и дружно отколотили долговязого паренька клюшками за попытку познакомиться. Правда, это действо стерлось из моей памяти, не помню – и всё тут. Простодушный Борька был на пару лет старше, он не умел обижаться (на дурачков вроде нас), выдержал боевое крещение, и мы подружились, играли и проводили время одной компанией. Борька – сирота, приезжал из интерната к бабушке на каникулы. Сейчас у него дружная семья – жена и двое сыновей. Еще были одноклассники Женька, Серега… Все эти мальчишки-сироты жили с бабушками и дедушками, и это обстоятельство помогало им. Помню, соседи, бездетная пара, взяли мальчика из детдома. Я об этом и не узнал бы никогда, да однажды моя бабушка («добрая» была женщина: одноглазому всегда напомнит, что у него глаза нет) сидела на улице на лавочке. Рыжеволосый мальчик с радостным криком «Мама!» бежал навстречу соседке, а бабуля, прости ее грешную душу, господи, бросила ему: «Кака она тебе мама! Ты же государственный!» У меня создалось впечатление, что сирота из детдома – это какое-то «понарошку». Спасибо бабушке.

В десятилетнем возрасте на летних каникулах я простудился, с воспалением легких провел в больнице три недели. Там и увидел настоящих детдомовцев. Двое на вид пятилеток в застиранных одежках, брат и сестра, часто сидели в коридоре на полу спиной к стене и раскачивались взад-вперед, о чем-то иногда разговаривали и ели «козюли» из носа. Интереса к другим детям не проявляли, чего не скажешь о мальчике постарше, моего возраста. Не помню его имени. Он пытался наладить со мной контакт, был очень навязчив, слишком близко подходил, как сейчас говорят, нарушал мое личное пространство, заискивающе улыбался и заводил разговоры, а я впервые столкнулся с таким поведением, и оно меня настораживало, раздражало и даже пугало. Когда моя мама приходила меня навестить, мальчик крутился рядом, подсаживался на лавочку, мама познакомилась с ним, угостила вкусненьким, а я почувствовал сильный прилив ревности – новое, неизвестное ранее для меня переживание. Меня очень беспокоил новый «друг», я не желал ничем с ним делиться, даже ребят попросил, чтобы «попрошайку» отвлекали, пока я встречаюсь с мамой. В результате после больницы остался неприятный осадок: детдомовцы не есть хорошо.

Никто не учил нас общаться с таким детьми. Девочки в старших классах рассказывали, как они ходили в Дом малютки играть с малышами и те называли их мамами. Странно было такое слышать. Некоторые потом отказывались идти к деткам, говорили, что им до слез жалко малышей.

Перемена в отношении к «государственным» наступила после службы в армии. По работе я иногда посещал детдома. Однажды, когда я общался с директором сиротского учреждения, в дверь кабинета постучали и вошел подросток на вид 12–13 лет, положил на стол инструменты – отвертку и пассатижи – и сказал, что выполнил всю работу. Очень удивило… Детдомовцам можно доверить самостоятельно выполнять работу, причем достаточно сложную?..

Добрые отношения у меня сложились с семьей (мои клиенты), которая усыновила маленького мальчика. Мама семейства рассказала мне историю. Конец восьмидесятых – девяностые годы прошлого века. От Ромки отказалась родная мать и сдала его в детдом. Родственники, уже немолодая бездетная пара, прознали про эту беду и решили усыновить малыша. Мальчик рос окруженный любовью и заботой, послушный, стремился к знаниям, учился музыке. Но однажды к ним в дверь постучали… Биомама решила, что в счастье этой семьи есть и ее заслуга, а за это нужно платить. Женщина стала регулярно получать мзду за молчание, в противном случае пригрозила рассказать Ромке правду и вернуть сына себе. Испуганные Отец и Мать безропотно платили дань в течение длительного времени. Мальчик стал юношей, а у родителей к тому времени кончились средства для оплаты ехидне. Последний раз кое-как собрали необходимую сумму, и Мама пошла на встречу вместе с сыном. Ромка видел, как она отдает деньги, которых так не хватает в семье, и спросил: «Кто эта женщина?» – «Родственница». Уже продали всё лишнее, нечего было больше продать. Совсем нечего. Наступил день очередной взятки… Был оформлен фотоальбом, будто Ромка с самого рождения в семье. Перебирая архивы, испытывая страх и беспомощность, парню рассказали то, что скрывали много лет … Зря… Зря дрожал голос, зря текли слезы по щекам Матери. Не успевал сын утирать те слезы ладонью, крепко обнял Отца и Мать и сказал, что только они для него единственные родные и близкие люди. Навсегда.

Дмитрий РОЩИН,
г. Барнаул

Фото с сайта Obozrevatel.com

Обязательно загляните сюда:

  • Учитесь слушать паузуУчитесь слушать паузу«От правильного воспитания детей зависит благосостояние всего народа» Джон Локк Мы живем в непростое время. С одной стороны, развитие техники, всевозможные открытия в разных областях […]
  • СонСон     Ей снова снился тот сон. Много-много солнца, тепла, света. Детский смех, такой знакомый и весёлый, и радостный крик «Мама! Мама!». В последнее […]
  • За двойку!За двойку!Удар. Ещё удар. Ремень по нежной детской коже. За двойку. За самолётик на уроке. За плохое поведение. Удар. И крик «Не надо!». Бесполезно. Снова удар – и родительская […]
  • Мама! Посмотри на меня – я твой ребёнок!Мама! Посмотри на меня – я твой ребёнок!     Совсем недавно на сайте ИМХО-online.ru молодой человек рассуждал на тему жестокого обращения родителей со своими детьми. Я же хочу поговорить о злоупотребляющих […]
  • ПрохожиеПрохожиеМы ежедневно видим сотни прохожих, множество лиц мелькают в наших глазах. Мы привыкли не обращать на них внимания, замечая человека лишь тогда, когда он внешне отличается от остальной […]
  • Детская жестокость. Кто виноват и что делать?Детская жестокость. Кто виноват и что делать?     Как это ни больно сознавать, но всё чаще в СМИ появляются сообщения о детской жестокости. Дети уже не просто дерутся, а избивают, не безобидно подшучивают, а […]

Вам также может понравиться

Об авторе Анна Идиатулина

Добавить комментарий